Надо смело идти к Свету Обожения

успение

"Наша духовная, религиозная Революция будет проходить в рамках аутентичной традиции, в рамках христианства и Православной Церкви, так как само христианство, и особенно, Православие в самой своей основе есть теоретически постоянная и радикальная духовная Революция, направленная через "покаяние" ("метанойю", дословно "изменение сознания", т.е. через переход от "ветхого сознания" к "новому") к "обожению".

Collapse )

(no subject)

О Духовной Брани и Любомудрии

Как соотносятся Духовная практика и мышление, а точнее – Философствование?


На первый, очень неосмысленный взгляд,  это - две противоборствующие антропологические практики: об этом (?) вроде много в посланиях Апостолов, об этом же- дзен- наставления и практика тариката…
Однако, начав изучать корпус аскетических текстов указанных практик, мы тут же попадаем в высоко интеллигибельную «среду», в туже, что и при погружении в  догматическое Богословие.
Ап. Павел говорит о том, что «и разномыслию следует быти», что в последствие реализуется в различных богословских школах (Каппадакийской и  Антиохийской, Апофатическое богословие и катофатическое, католический и православный догматы);
- сатори в дзен стяжают исключительно в сложнейшем  опыте постижения коанов, начальная стадия (штурм коана) которого напрямую связано с мышлением;
- каждый макам (ступень) суфийского тариката (пути) также ноологически обоснована и тексты великих  суфиев доступны не каждому…
Что касается святоотеческого богословия, то –как известно- ВСЕ его отцы-основатели (опальный Ориген, оказавший колоссальное влияние на всю последующую богословскую мысль, а также Александрийская школа) были ОЧЕНЬ хорошо знакомы (т.е. имели систематическое образование) с эллинской философией, т.е. Платонизмом и Аристотелизмом.
Переоценить влияние неоплатоников на Православное богословие также невозможно.
Кроме того, св. Григорий Палама, богословски оформивший практику исихазма- великолепно владел философским дискурсом, что предопределило его победу, закреплённую Собором, над варлаамитами… В «Триадах…» у нас есть возможность наблюдать за вопрошающим монахом-исихастом, не владеющим философским аппаратом и ответами св. Григория, указующими, в том числе, и на его  интеллектуальный дар…
В случае св. отцов-исихастов, не владеющих философской наукой, такая бы победа не была возможна и вероятнее всего была бы отложена… что не умоляет Силы Святого Духа, без которого «творить не можем ничесоже»…
Кроме того, исихастская антропология неоднократно подчёркивает, что человеческое естество должно единым образом преобразиться, не исключая ни одну из своих составляющих. Это напрямую относится и к рассудку и рассудочной деятельности- Логосу- которому вменяется вражда с «божественной мыслью» и замыслом обожения.
Да, омрачённый рассудок явно или тайно, грубо или утончённо – есть рафинированное богоборчество по преимуществу…
Именно его «оседланию» и посвящены аскетические тексты , имеющие отношения к высшим этажам Лествицы (брань с тщеславием и гордыней – «порождениями умственными»!).
Но при этом,  главный императив  духовной аскетики- рассуждение!
Ничего нельзя принимать даже от духовника без трезвомыслия сиречь рассуждения. Об этом- вся биография и наследие св. Игнатия Брянчанинова (его уход из Оптиной был воспринят как прелесть и самоуверенная одержимость).
Другими словами, рассудок следует не обездвиживать и нивелировать его деятельность (этого в нормальном здоровом организме и тогда, в 4-14 в.в.! невозможно было  добиться), но трезвить его, т.е. осуществить метанойю/умоперемену или - революцию в интенции.
Если в омрачении рассудок не способен оторвать «глаз» от дольнего и суетливого, то в процессе брани и трезвения он приучается и тренируется держать в напряжении  только одно направление внимания- Горне.
Всё наследие великих умов- жемчужины Философии- ожидаемо и  подтверждают императивы Духовного опыта: даже в случае агрессивного отрицания Церкви, величайшие мыслители рождались именно из горней интенции- мышлении о Смыслах и Началах.
Можно сказать, что как только философ подходил к вопрошанию о Началах, он самой «тематикой» пресуществлялся и становился чреватым философскими, судьбоносными для ВСЕГО человечества , прозрениями…
Разум/Логос -способность к мышлению, его оформлению (философский дискурс) - есть орудие Духовной  Брани и сама пневматика на Лествице Иакова по преимуществу.
Почему?
Это становится понятным, если задаться простым вопросом: а почему нет женщин, стяжавших верхние этажи исихии- Фаворский Свет? И уж тем более, не оставивших нам своё опытом сложенное учение и Метод. В Патерике  на 600 имен всего лишь три женских.
Все женщины Святые- мученицы, но не исихасты-подвижницы!
А ведь женщина - более ответственная, более преданная, терпеливая, послушная, смиренная и усидчивая по своей природе, чем мужчина… А все перечисленные качества и являются условием  исихии. Однако несмотря на то, что в Добротолюбии мы обнаруживаем массу наставлений св. отцов-аскетов своим духовным дочерям, святость женщина стяжает почти всегда в мучениях, но не в молитвенном опыте.
Это факт.
 И проблема гендера тут в следующем.
Аскетический корпус текстов учит об Умо-Сердце: сложный духовный процесс, целью которого является «установление ума в сердце», выстраивание композиции «Ума-Епископа» (от греч. επίσκοπος – блюститель). Это и есть трезвение и метанойя рассудка.
В случае монаха, этому необходимо предшествует стадия «отверзания чувств». Здесь речь идёт приблизительно о том же, о чём говорит Тантра: мужчина имеет при начале Практики ВСЕ чакры закрытыми, в то время как женщина рождается с тремя уже отверстыми чакрами, самая верхняя из которых- сердечная.
В исихастском Методе так же уделяется серьёзное внимание отверзанию , т.е.  обнаружению «сердечного места». Об этом – молитвенная строфа «"Господи, дай мне слезы, память смертную и умиление"». А результат отверстого сердца Св. Феофан Затворник описывает так: «Храните память Божию и память смертную. От них страх Божий будет в силе. От страха - внимание к себе и всем делам своим, мыслям и чувствам. От сего трезвенная благоговейная жизнь».
Именно благодатные слёзы (так не свойственные мужскому полу вообще и такие лёгкие  для женского) говорят о случившемся изменении в духовной жизни человека, чьё сердце до этого было затверстым для Встречи, т.е. было ЧЕРСТВО.
Таким образом, для установления Ума в Сердце подвижнику необходимо иметь в актуализированном «рабочем » состоянии их обоих…
 И вот тут… женщина оказывается в убытке: разум, логика, рассуждение и трезвомыслие – это то, что женщине от рождения не свойственно, как и отверзшее сердце-мужчине…
Ей просто нечего устанавливать в своём подготовленном молитвою и плачем  сердце…
Разумеется, неофиты-монахи также имеют ту же проблематику, если не усердствуют во взращивании трезвомыслия.
Наша современная ситуация, антропология «последних времён» и вовсе делает Духовную практику мало возможной. Что не отменяет Божественного вмешательства, указания на то, что «Дух веет, где хощет» …
Следует помнить, что мы (ВСЕ! И мужчины и женщины, и гуманитарии и математики, и образованные и без оного и младые и старые, и горожане и сельчане- без разбору и различия в степени) имеем чрезмерно переразвитый, перегретый разум, чья бесноватая  гипер-активность (рождённая технологиями и виртуальностью) прямо пропорциональна чудовищной (даже не дольной, но инфернальной) помраченности.
Оседлать такое чудовище не просто, и тексты аскетов нам подскажут лишь самые общие шаги в этом направлении (при условии, что мы их способны уразуметь!).
Конкретика же - изощрённо более жестокая.
Молитвенная практика и чтение святоотеческого наследия и Откровения будут закрыты (т.е. формальны и холодно-техничны) до тех пор, пока рассудок/Ум не подключится всем своим существом к Брани. А это значит - пока не сменит свою гордынно-эксклюзивную категоричность (от греч. kategoria — высказывание, обвинение, признак) на перманентное  осмысление Начал.
А это и есть упражнение в мышлении (в Хайдеггеровском понимании).
А это и есть- ФИЛОСОФИЯ.
А это и есть - последовательное и постепенное приближение и  синхронизиция с аналогичной по интенции  работой Сердца.

Об этом --- ВСЯ фило-СОФИЯ, если она ФИЛО-София.

(no subject)


СЕ ЧЕЛОВЕК И ЕГО СМЕРТЬ

Anima stante e non cadente

Касаемо фильма The Revenant (2015).
Фильм- мощнейший.
В нём глубинно и НАСТОЯЩЕЕ всё сразу- «меседж», сценарий, в который он оформлен, операторская работа как  его невербальное, игра актёров, звуковое оформление...
С самого начала зрителю очевидным образом  указано - кино не «остросюжетный» формат, не банальная рассказка, но нечто иное.
Сама фабула проста, банальна и укладывается в  два-три предложения.
Без некоего «внутреннего» сакрального  «сообщения», без «второго сценария», для просмотра  «широко закрытыми глазами»- фильм не имел бы шанса состояться, удерживая напряжённое сопереживание зрителей ВСЕХ мастей...
Целевая аудитория фильма- Человек.
Само название и несколько нарочитых, доходящих до гротеска, гипербол (сцена с медведем, быстрая физиологическая реабилитация и т.д.) предуведомляют зрителя, что это кино есть конкретный сюжет, плюс что-то ещё…
И это «что-то ещё» у авторов  состоялось.
Судя по эмоциональным отзывам разношерстной публики оно ощутимо.
Но - трудности с   рефлексией…
Коменты к фильму говорят скорее о растерянности и изумлении зрителей: в ответе себе и другим на вопрос «а про что фильм-то собственно?» слышится невнятное мычание…
Мнения представляют собой плавный градиент между двумя позициями:
-«праведный гнев и воля к  мести порождают силу и наполняют  главного героя неисчерпаемой жизненной энергией, бьющей из его же нутра»
до
-«бродил по снегам. Промышлял, опять полз. ...А стоило ли вообще ползти? А стоит ли жизнь, посвященная чистому выживанию того, чтобы выживать. Это считается героизмом и волей к жизни. Ну, а если бы он просто там в белом безмолвии тихо уснул, не полз бы, и не гонялся ни за кем, что-нибудь для него изменилось бы? И как?»…
И тот и другой полюс- в лоб сюжетное прочтение фильма.
И это- ошибка. Потеря 99% из того chef-d'œuvre, что задумано непростыми его мастерами.
Фильм держит нас исключительно своим сакральной имплицитной внутрисюжетностью.
Глубинная и глобальная актуальность посыла, которая касается напрямую каждого современника ежесекундно- и есть та мощь, которая нами конкретно   ощущается во время и по просмотру.
Достаточно задать один вопрос: а ВЫЖИВШИЙ кто?
Кто именно выжил?
А кто- нет?
Ответ и открывает нам некий внутренний подтекст и его акценты.
Выживший-Человек СВЫШЕ.
Не выживший- Зверь из Бездны.
В сценарии не прописано   ни психической воли к мести, ни биологической  воли к жизни: в конце фильма герой говорит, что кроме как найти и ликвидировать сотворившего зло  - нет у него в посюсторонней жизни более никаких задач.
Зло фильма- зверьё убившее в присутствии беспомощного (раненого!) Человека Сына Человеческого…
Убить зверя; выжить, что б убить зверя, растерзавшего Сына --- вот источник его нечеловеческой силы и воли к возмездию, по ту сторону от возмездия…
Источник, который бил ключом в Апостольский и мученический доконстантинов период христианства; тот,  что бил внутри Орлеанской девы, а до этого - через катаров и альбигойцев;  на Руси - через самосожженцев – боголюбцев, через русских воинов всех русских войн...
Тот, что забыт сегодня русским, завален ветошью и заморскими отходами…
Но который чаем всеми нами, который обещанно  зафантанирует…
Нравится оно кому-нибудь или нет.
«Зачем ползти»?
Зачем выживать/ЖИТЬ/ПРОБУЖДАТЬСЯ?
Всё ещё мучает нас такого рода мета- вопрос?
Лейтмотив всего фильма- созерцание героем гётовской «Вечной женственности» как интенции иерогамии, высшего предназначения Человека.
Иерогамии, которая проведенциально обещена Всевышнем ТОЛЬКО ЧЕЛОВЕКУ, Новому Адаму, Царю Новых Небес и Земли.
Именно указание на не европейское, но древне- этническое  происхождение (его ОНА- индейская женщина) делает героя «особым», инаковым по отношению к своим сородичам. Это инаковость рождается в  неизбывной в этом мире  вражде  ВНУТРЕННЕГО Человека  со  звериным ВНЕ :  белый=западный/закатный человек, к которому он по происхождению номинально сам жэ  и принадлежит.
Противостояние внешнее есть  экстериоризация противостояния внутреннего.
Именно  в таких условиях (при ТАКОЙ «левой колонке «Дано») Человек и  призван (Богом) действовать…
…Она всегда с ним. С Человеком.
Её Сына- свидетеля  их Любви- растерзал Левиафан в лице озверевших бледнолицых прогрессивного мира…
ОНА, родив, уходит.
ОН, полюбив, наследует ЕЁ Сына…
Он ползёт.
ОНА – смотрит ЕМУ в глаза.
СИНЕРГИЯ.
…приближается
ведёт в разрушенный храм
будит его от  снежного смертельного сна и шепчет:
«…глядя, как ветер трясет ветви дерева, думаешь, что оно вот-вот упадет, но, когда смотришь на ствол, понимаешь, что дерево устоит. Важны корни. Они держат дерево».
Корни- это Человеческое в Человеке.
Человеческое  и есть ОНА в НЁМ.
…И ЕЁ взгляд- русский…
Взгляд, лучащийся  паРУСИЕЙ…

Ясны очертания внутреннего «сюжета»:
Он не есть  рассказ о трудностях  заработка пушнино-добывательной  шабашки конца 19 века…
Но речь о Событии (Ereignis), происходящим  Внутри.
И об отречении от него  и убийстве его…
Происходящее в кадре- конкретная реальность Духовной брани, точная и яркая иллюстрация к Филокалии.   
..Это мы с вами сегодня поставлены в экстремальные условия антропологической мерзлоты. Каждый день, что б завершить его Человеком, требует от нас нечеловеческих усилий по выживанию.
Выживанию в нас Человека.
…Которому противостоит дикое разъярённое зверьё (социум и его государственные машины), разрывающее плоть нашей души когтями и зубами, мотающие нас, держа мёртвой хваткой в своей гигантской пасти.
Из года в год, из десятилетия в десятилетия…
Это нам не дано время подумать о смертельных и кровоточащих ранах, это мы в одиночку в этой глобальной бойне со зверем, в смертельном безумии, наперекор всей логике и её расчётам, спасаем своих детей, которых система…всё равно рано или поздно добьёт…  Наша борьба, наше ВЫЖИВАНИЕ- вне всяких  аргументов и по ту сторону от них.
Это не его, но наши  ближние (в нас самих?!) и дальние (вне нас) чают освободиться от нас –иных и потому уже раненых, как от балласта. А если надо -убить, задушить, закапать…
Все эти другие - не ползущие, готовы за бабло  переродиться и принять звериную идентичность на своём челе…
«А стоило ли вообще ползти?»,- говорят радикальные гедонисты?
«А стоит ли жизнь, посвященная чистому выживанию?», -усмехаются оглохшие пессимисты…
Какафония вопросов «справа и слева» неизбывна и звучит в каждом жесте современного мира…
Про какое  выживание идёт речь?
Про какую жизнь?
 Ау!
Человека? Тот, кот внутри этого кожаного никаба, или тому, кто  принимает никаб за своё Я?!
- в гордой и брезгливой избранности выйти из этой битвы?
Уйти с «тихой молитвой»?
Ха! А что это за молитва такая: КОМУ она? И О ЧЁМ?

-«Господи ты ошибся- мир не достоин тебя!»- скулит пессимист.
- «Бог, ты фундаментально неправ и потому мне не интересен»,- хохочет гедонист.
Ау!
ЧЕЛОВЕК!?
…Господь призывает (при Крещении и Причастии) на служение, в Своё войско, на Брань, к Армагеддону.
 Он оставил нам  Благую Весть о том, Что МЫ- Люди.
НЕ СКОТЫ.
И что ВЫЖИТЬ ЧЕЛОВЕКОМ- теперь возможно.
…только ВЕРЬ,  ползи…если идти уже не можешь…
ЧЕЛОВЕКОМ он нас сотворил,
 а не слизью гнилой, на грязном снегу.
Человеком- Новым Адамом,
а не добытчиком бабла и аргументов…
Да, надо вставать ВСЕГДА: с полностью разодранной плотью, кроша зубы и ногти в кровь, ползти из последних сил, жрать падаль, наплевав на всё человеческое (с нано-постмодерновой буквы), дабы убить, придушить явившееся НАМ зло.
В последний, оставшийся перед Смертью, миг.
ВЫЖИТЬ, дабы умереть ЧЕЛОВЕКОМ (с большой теологической буквы!).
Посмотреть СМЕРТИ в глаза «широко открытыми» ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ глазами.
Все, окружающие героя персонажи НЕ выжили.
Именно так и читается название фильма.
Фильма про  ВЫЖИВШЕГО, про волю и смысл и предназночение  ЖИЗНИ
-про то, как это  происходит…
…дабы у дерзающих не было иллюзий, а у неведующих- оправдания…
ВЫЖИТЬ, что б Посмотреть ЕЙ в глаза.
ТОЙ, которая именуется Любовью…
 ЗЫ: вы раздражены высосанного из пальца псевдо-заумью и неадекватной фильму «нагруженностью»?
Нет проблем.
Смотрите  свой собственный  фильм про ВЫЖИВАНИЕ.
Я его смотрела таким...
 

(no subject)

О ГЛОБАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДАЗАЙНА

"...к осознанной и пробуждённой ангажированности в Бытие, в экзистирование"(С)




(no subject)

ВОЗМУТИТЕЛЬ ВСЕСВЕТНЫЙ

"Прямо стоящий мир будет опрокинут Иисусом, или опрокинутый -- поставлен прямо: сколько бы мы ни уничтожали дело Его, -- нарушенное Им равновесие уже не восстановится. Зиждется ли Им все или разрушается в мире; восстает или падает; к добру идет иль к худу, -- но дойдет до конца, не остановится. Правильно-планетное, круговое движение земли нарушено, и, превратившись в комету, несется она по какой-то неведомой нам траектории. Кто ученики Господни? "Всесветные возмутители", οί τὴν οἰκουμἐνην ἀναστατώσαντες (Д. А. 17, 6), "революционеры всемирные", по-нашему: ἀναστάτωσις значит "восстание"; ανάστασις, "воскресение", "восстание из мертвых". Все христиане -- "возмутители всесветные", опрокидывающие -- или восстанавливающие мир. Первый же из них и величайший -- Христос. Кто бы ни был Он, -- Губитель или Спаситель, Он Первый Двигатель, Primo Motore, опрокидывающий -- или восстанавливающий мир. Внешние перевороты, политические и социальные революции, -- все поверхностны: буйны и кратки, дерзки и робки, грубы и слабы; все останавливаются на полдороге, или кончают своей противоположностью: освобождая, порабощают. В новом порядке возникает старый. Ванька-встанька, только что сваленный, но не с перемещенным центром тяжести, опять встает и крепче утверждается. Новый порядок хуже старого: вместо веревочных уз -- железные, стальные, адамантовые; внешнее рабство становится внутренним: люди сами в цепи идут, жаждут рабства все неутолимее. И этот "прогресс" бесконечен. Тщетны все революции, перевороты внешние; в мнимом движении, неподвижны все. Только один -- Его, Первого Двигателя, внутренний переворот действителен, потому что только он перемещает в человеке и в мире внутренний центр тяжести; только он -- глубочайший и сильнейший, потому что тишайший. Кажется, именно мы сейчас яснее, чем кто-либо, когда-либо, за две тысячи лет христианства, могли бы почувствовать, что "близко, при дверях" конец, если не мира, то наш, -- бывшего христианского человечества, и могли бы понять тоже яснее, чем кто-либо, за две тысячи лет, что Иисус, "Возмутитель всесветный", действительно опрокинул мир или восстановил. Самое глубокое, сильное в мире, -- самое тихое. Я победил мир (Ио. 16, 33). Чем? Тишиной. Будет веяние тихого ветра, и там Господь (I Цар. 19, 12) -- это пророчество на горе Блаженств исполнилось: "тихий ветер этот потряс основание земли и сорвал вершины гор"17."

(no subject)

Для тех, кто в теме:
ВИДЕО

Каждый четверг (с 22 октября) С.С. Хоружий читает курс лекций “Основания православно-аскетической антропологии” на Богословских курсах при Саввино-Сторожевском монастыре (Звенигород).

План курса здесь http://synergia-isa.ru/wp-conte…/uploads/…/10/plan_kursa.pdf